Кольский 2014. Рыбачий.

Мыс Скорбеевский.

Кольский 2014. По дороге туда.

Кольский 2014. Мустатунтури.

Дорога на Средний и Рыбачий, сколько бы по ней не проехал, всегда найдет чем удивить. И если не соблюдать определенный распорядок движения, то останавливаться и фотографировать можно через каждые пятьсот метров, у каждого ручья, на каждой сопке.

По дороге на Средний.

В этот раз мы ехали ближе к вечеру и не планировали останавливаться вообще. Но все равно остановились. Солнце, дождевые облака, зацепившиеся за перевал, красивое озеро — такой пейзаж невозможно было пропустить.

Как выяснилось в последствии это было очень правильное решение — остановиться в хорошо продуваемом ветром месте. И красивый вид, и комаров с мошкой нет. В последствии мы об этом не раз вспомним. Потому что стоянка у подножия Мустатунтури, на которой мы будем ночевать в этот вечер, будет комариным рестораном, а мы в нем — главным блюдом.

Посещение музея Музея Обороны полуостровов Средний и Рыбачий и осмотр мест боев на Мустатунтури заняли большую часть следующего дня и намного больше чем мы рассчитывали. Поэтому решили не задерживаться у двух братьев и встать на следующую ночевку как можно ближе к перешейку, соединяющему Средний и Рыбачий. 

По дороге к месту второй ночевки произошел пренеприятнейший казус. По какой-то загадочной причине в нашу раздатку вселился бес неповиновения. Не было каких-то супертяжелых участков, особенных нагрузок, или ударов. Тем не менее, раздатка переключилась в режим «гражданского» полного привода и наотрез отказалась переключаться в другие режимы, оставив меня без «понижайки» и блокировок. Ситуация еще осложнялась тем, что в эту поездку мы потащили подготовленный для бездорожья прицеп. Изгнать беса, не смотря на все усилия, не удалось, и это сильно усложнило нам жизнь. Если бы не дружеская поддержка и помощь экипажа L-200, то скорее всего мы не рискнули бы полезть вглубь Рыбачьего и повернули бы назад.

Название полуострова Рыбачий упоминается с XVI века. Гюйен ван Линсхотен, участвовавший в первой экспедиции Виллема Баренца в 1954 году по поиску северного морского пути в Азию, записал что видел «землю Кегот, называемую Рыбачьим полуостровом».

Поморы издревле ловили рыбу в прибрежных водах Рыбачьего, и к XVII веку здесь находилось множество рыбацких становищ и торжище, где купцы из Европы могли эту рыбу купить.

В 1826 году при проведении границы между Российской Империей и Норвегией полуостров был отнесён к России.

Отлив.

Пляж после мыса Коровий, излюбленное место фотосессий туристов, едущих на мыс или с мыса Немецкий. Сколько «железных коней» тут было сфотографировано… И мы не исключение. Наверное поэтому я решил не выкладывать очередную группу внедорожников на песке. Пляж, неизъезженный колесами и неистоптаный людьми,  с естественным рельефом из темного и светлого песков, хорош сам по себе.

Водопад на ручье Червяной.
Водопад на ручье Червяной.

Еще одно красивое место — водопад на ручье Червяной. Его фотографии встречаются гораздо реже, чем фотографии водопада на реке Скорбеевская. И абсолютно напрасно.

Мыс Немецкий.
Мыс Немецкий.
Кольский 2014. Рыбачий.

И вот мы добрались до мыса Немецкий… который когда то назывался Кегор.

Мыс Немецкий — мыс на полуострове Рыбачий, самая северная континентальная точка Европейской части России. Стивен Бэрроу, служивший штурманом на английском корабле «Эдуарде Бонавентуре», в своих дневниках за 1555 год упоминал Кегорский мыс и оживленный торг, на который приплывали купцы из Европы. Прежнее название Немецкого — Кегор, возможно происходит от карельского или финского названия пастбища для оленей — «кегора».

Не знаю когда «Кегор» стал «Немецким»,  но прежнее название хорошо отражает его суть. Вокруг прекрасные тундровые поля и скалы, даже колокольчики цветут. Но все это уже без оленей и оленеводов, да и торжище давно кануло в Лету. Когда-то оживлённое место пустынно: метеостанция, маяк, немногочисленные туристы. И конечно военные, которые за время длительного «умелого хозяйствования» устроили вокруг грандиозную свалку.

Мыс Немецкий.
Мыс Немецкий.

В отлив можно посуху пройти на скалы, выдающиеся в океан еще на 200-300 метров. На, простите за тафтологию, «самую северную точку, самой северной точки».  Однако, мы прибыли почти в полную воду и попасть на самый «краешек» мыса не было никакой возможности.

Мыс Немецкий. Старый маяк.

Сначала подумали, что это старый маяк, оказалось тоже «военное» наследие — заброшенная дозорная вышка. Мы не любители «заброшек» и внутрь не лазили, но скорее всего, ничего интересного там нет.  Также как в развалинах военного городка «Скорбеевский», куда мы вскоре добрались. Впрочем, его мы проехали не останавливаясь и отправились к стоянке у водопада на реке Скорбеевская.

Водопад на реке Скорбеевская.
Водопад Скорбеевский. Колокольчики.
Водопад на реке Скорбеевская.
Водопад на реке Скорбеевская.

Стоянка у водопада на реке Скорбеевская — своего рода оазис, притягивающий всех, кто путешествует по полуострову Рыбачий. Красивый двухкаскадный водопад, удобные, ровные площадки для установки палаток, потрясающий вид на океан. В окрестностях множество красивых мест в пешей доступности. Лучшего места для ночевки или более длительного отдыха не найти. Но можно приехать, а все занято, как говориться к «шапочному разбору». 

Быстро развернули лагерь и отправились осматривать местные достопримечательности. В сущности время было уже почти ночное  — 22:30, но в этих широтах все относительно.

На пути к мысу Большой Скорбеевский мы встретили взволнованного человека, бегущего навстречу и размахивающего руками. Оказалось, он решил что мы охотники, и очень боялся, что мы будем стрелять в оленей, которые совсем рядом за сопкой. Наверное его ввел в заблуждение кофр от моего штатива, который с некоторой натяжкой похож на кофр для ружья. Мы сначала даже опешили от его напора, но он так уговаривал нас не «обижать олешков», что мы прониклись уважением. В сущности, человек делал хорошее дело, да и сами мы противники охоты. И я просто открыл кофр и показал, что ничего огнестрельного у нас нет.  Взаимопонимание было достигнуто, на том и расстались.  Мимолетная встреча, произошедшая шесть лет назад,а до сих пор вспоминаю ее с теплом, и надеюсь еще долго буду помнить.

Полуостров Рыбачий.
Полуостров Рыбачий. Сад камней.
Следы оленей.

Информация о близости оленей оказалась весьма кстати, но телевик был у нас только один, и мы разделились. Мне достались пейзажи и следы, а моему другу бег по пересеченной местности и олени.

Северные олени.
Северные олени.
Северные олени.
Северные олени.

Ветер был с океана в сторону стада, и подобраться близко к этим, и без того осторожным и пугливым животным, находясь с наветренной стороны, не удалось. Телевик немного «спас» ситуацию, позволил зафиксировать, как стадо оленей снялось с лежки и ушло через сопку в глубь полуострова.

Оленей было очень много, но подъем проходил четко и организованно, как хорошо спланированная операция по передислокации военного подразделения. Никакой толпы или давки, они разбились на группы, в каждой в авангарде и арьергарде более крупные особи, в середине самки с детенышами. И по очереди, не мешая друг другу, поднялись на сопку и скрылись за ней. После этого мы снова воссоединились и оправились дальше вдоль берега.

Полуостров Рыбачий.
Рыбачий. Полночь.
Рыбачий. Полночь.

На рыбачий спускается полночь… Но солнце по прежнему высоко, светло почти как днем, только когда оно скрывается за облаками, становится чуть темнее.

Скалы Рыбачьего.
Закат.

Можно сказать полный закат. Если бы не тучи над горизонтом, то было бы видно, как солнышко проходит над самым горизонтом. И едва коснувшись его, снова начинает подниматься.

Рыбачий. Мыс Большой Скорбеевский.
Рыбачий. Мыс Большой Скорбеевский.
Рыбачий. Мыс Большой Скорбеевский.

Второй час ночи — полный «разрыв шаблона». После целого дня за рулем усталость потихоньку берет свое, но вокруг такая красота. Продолжаем фотографировать…

Рыбачий. Устье реки Скорбеевская.
Рыбачий. Скорбеевская губа.

Как выяснилось, не только мы бродили в ночи, в час когда приличные люди спят и видят сны. Моя лучшая половина, в то время когда мы снимали закат, тоже бродила по берегу Скорбеевской губы и фотографировала.

После успешной встречи на Эльбе реке Скорбеевская, практически на автопилоте добрались до палаток. Впереди ждал «ходовой» день по не самой простой дороге.

Рыбачий. Скорбеевская губа.

Утром решили двигать вдоль берега в сторону Цыпнаволока. Со скал открывается прекрасный вид на на губу Скорбеевская.

Полуостров Рыбачий. Недалеко от мыса Малый Скорбеевский..
Рыбачий. Скала похожая на корабль потерпевший крушение
Рыбачий. Мыс Малый Скорбеевский.
Рыбачий. Мыс Малый Скорбеевский.

Мыс Малый Скорбеевский, от него дорога сворачивает вглубь полуострова. Жаль, но какое-то время океана видно не будет.

Рыбачий. Зубовские пески.
Рыбачий. Река Зубовка.

Река Зубовка мелкая, но каменистая, разогнаться оказалось невозможно, а короткий, но очень крутой песчаный подъем с песчаной ванной наверху, оказался непреодолим для нашего «подраненого» Серого Кота. Сказалось отсутствие пониженного режима раздатки и блокировки. Крутящего момента не хватило, и мы зависли, не доехав до верха каких-то пару метров. Пришлось пятиться вниз и отцеплять прицеп.

Даже без тяжелого хвоста, Котяра с трудом затащил наверх. Все-таки трехлитровая бензиновая шестерка слабовата для этого кузова, но, к сожалению,  дизель на ручке у нас не продавался. С прицепом помогла «Элька», тут тебе и дизель, и «понижайка».

Рыбачий. Спуск на обсушку.

Снова спускаемся к Океану, дорога похожа на противотанковые заграждения, везде торчат каменные зубы. К счастью, мы здесь далеко не первые, и ниточка прокатанного за прошедшие годы направления вьется между камнями.

Подъем с обсушки не задался.

На обсушку спустились под самый конец отлива и с ветерком промчались по плотному песочку. А вот подъем на берег не задался. Двигаться по сухому песочку в натяг без понижайки не получилось, и мы благополучно закопались в самом конце подъема. И снова нас спасла Элька.

В этот момент бес неповиновения перекинулся на всю машину, и торпеда зажглась огнями как новогодняя елка. Двигатель работал ровно и без перебоев, но на приборной панели зажглось все что можно и нельзя. Нормально себя чувствовали только спидометр и тахометр. 

Рыбачий. Центр полуострова.

Лезть дальше к Цыпнаволоку на «чудащей» машине душа не лежала, и мы решили возвращаться через центр полуострова. С расчетом выйти к перешейку между полуостровами Средний и Рыбачий через Большое озерко.

Дорога через центр полустрова Рыбачий.

Преодолев несколько бродов и изрядно попрыгав на камнях, мы выбрались на довольно сносную дорогу. Без всякого экстрима, любуясь пейзажами, пересекли Рыбачий и заночевали на Среднем. 

Кольский 2014. Швабская дорога.

Кольский 2014. Сопки Териберки.

Кольский 2014. Северные горы.

Кольский 2014. По дороге обратно.

2014 г.

Мустатунтури.
ПРЕДЫДУЩАЯ Кольский 2014. Мустатунтури.
СЛЕДУЮЩАЯ Кольский 2014. Швабская дорога.
Швабская дорога.

Комментарии закрыты.