Северные крепости I. По Псковской земле. (Часть1)

27.10.2011

Псковский кремль.

Древние крепости Новгородской и Псковской земель, каменные стражи Руси. Когда видишь эти суровые, неприступные стены, мощные башни, высокие валы, невольно задумываешься о мужестве наших предков, которые противостояли могучему «натиску на восток» завоевателей всех мастей. О том, сколько славянской крови было пролито на эти камни, чтобы отстоять свое право жить на этой земле, пахать на ней, сеять, строить, растить детей, и вместе с тем отстоять право на существование всей Русской земли.

В древности Псков и его земли принадлежали Новгороду, который владел огромной территорией от Чудского озера до реки Печоры и от Финского залива до верховьев Ловати и Великой. Богатый край издревле не только кормил население Новгородской, а позднее и Псковской вечевых республик, но и в изобилии привлекал разного рода завоевателей. По этому возведение пограничных крепостей, способных выдержать серьезную осаду, и не пропустить врага вглубь земли, было насущной необходимостью.

Располагались крепости в наиболее удобных со стратегической точки зрения местах — у устьев рек, на пересечении торговых и военных путей. И, как правило, в наибольшей близости к границе противника, который не мог продвигаться вперед, не сломив сопротивления этих крепостей. Из оставшейся в тылу, не взятой крепости, в любое время мог быть нанесен удар.

Пока противник осаждал ту или иную крепость, собиралось войско и спешило на помощь осажденным. Немцы или шведы обычно сразу снимали осаду и отступали. Поэтому все значительные сражения происходили на границах Новгородской земли.

С середины XIV века от Новгорода отделилась, став самостоятельной республикой, Псковская земля. Псковичи стали строить свои крепости. Новгородские крепости на севере и северо-западе преграждали путь шведам, псковские крепости сдерживали немцев на западе, а на юго-западе новгородские и псковские крепости защищали пограничные земли от могущественной в те времена Литвы.

Новгородские, а потом и псковские крепости защищали в XI—XV веках не только сам Новгород или Псков, но и всю Русскую землю, — с образованием Русского централизованного государства они стали его крайними форпостами на севере и западе.

День первый

Выехали рано, сбор на точке в пять утра. Спать хочется жутко, но выезжать позже, себе дороже – начало праздников. Все поедут на дачи, так что через пару часов пробки будут до горизонта. Не теряя времени, отправляемся в путь. Пройти предстоит чуть более 650 км, первая точка нашего путешествия Порхов, старинная русская крепость, со славной историей.

В пути ничего особенного не происходило, единственно, что дороги в Новгородской губернии, как всегда и вполне ожидаемо, в ужасном состоянии. Двигаясь дорогами, обозначенными на карте литерой «Р», часто приходилось вовсе съезжать на обочину, и двигаться по ней, потому что движение по «асфальту» грозило нешуточным повреждением подвески. Видимо администрация Новгородской губернии по вверенной ей области не путешествует. Ну да, не барское это дело, по кочкам трястись.

Порхов

Первое упоминание Порхова  относится к 1239 году, в Синодальном списке Новгородской первой летописи, древнейшей из дошедших до нас летописей, когда князь Александр (через год уже — Невский, а еще через два — разбивший рыцарей) «срубил городци по Шелони». Городки укрепляли водный путь из Пскова в Новгород, и Порхов был одним из них.

В 1346 году деревянная крепость выдержала осаду литовцев, а в 1387 году, когда новгородцы укрепляли свой город. «Того же лета благослови владыка Алексей весь Новгород ставити город Порхов камен«.

В 1428 году Порхов вновь подвергается осаде со стороны литовцев, уже с применением огнестрельного оружия. Крепость выстояла, но существенно пострадала. Поэтому, в 1430 году Порхов снова укрепляют. «Того же лета новгородци приставили к Порхову другую стену камену«.

С тех пор крепость не подвергалась осадам, а после присоединения Новгорода и Пскова к Москве, и вовсе оказалась глубоко в тылу. Более поздних реконструкций не проводилось, и крепость сохранилась такой, какой была в первой половине XV века, что делает ее необыкновенно ценным и интереснейшим памятником средневековой архитектуры.

Крепость находится на небольшой возвышенности на левом берегу реки Шелонь, на территории современного города Порхов. Как и для большинства крепостей того времени, место выбрано с учетом особенностей местного рельефа. Излучина реки надежно защищает южную и юго-западную стороны крепости, а северная сторона прикрыта болотистой низиной, таким образом, наиболее удобным местом для приступа была восточная сторона. Строительным материалом послужила местная известняковая плита, из которой выполнена облицовка стен, и валунный камень в качестве забутовки.

Башни построены только с восточной – приступной (та с которой возможна атака – приступ)  или напольной (обращенная к  полю) стороны. С других сторон штурм был крайне маловероятен, а скорее даже невозможен, так что в башнях не было необходимости. Такая архитектура характерна для крепостей того времени, многие древние русские крепости, вообще не имели башен, или имели только проездные, над воротами. Если же существовали какие то участки где вероятность успешного штурма была достаточно высока, то на этих направлениях так же строились башни. В большинстве случаев, для противодействия методам осады того времени, было вполне достаточно фронтального «огня» со стен.

Башни: Никольская, Средняя и Псковская, защищали наиболее опасное направление с востока.  Еще одна башня — Малая защищала северную сторону крепости. Две башни: Никольская и Псковская были проездными, и имели «захабы». К сожалению, Псковская башня до нашего времени не сохранилась, а Никольская в более поздние времена была разобрана до второго яруса и надстроена колокольней, так же не дошли до нас и оба «захаба». Однако по остаткам стен вполне можно представить себе как это было.

Захаб — представляет собой коридор, образованный двумя параллельными стенами, перед (а, иногда и вслед за) въездной аркой или воротным проемом. Такая конфигурация позволяла обстреливать неприятеля, прорывающегося к воротам между двух стен, с двух сторон или даже сквозь перекрытие, если таковое имелось. Смертельная ловушка для нападающих — неприятель находится в узком, достаточно длинном каменном «мешке», стеснен в маневре и применении осадной техники, и поражается с близкого расстояния. «Захабы» были широко распространены в крепостях того периода, не только в русских, но и в европейских.

Первоначально стены крепости 1387 года имели высоту не менее 7 м, при толщине 1,8 м и завершались боевым ходом, покрытым двухскатной кровлей, лежащей, с внешней стороны, на каменном парапете (бруствере). Со стороны крепостного двора, боевой ход представляет открытую деревянную галерею, стойки которой опираются на деревянные закладные балки. Парапет имел толщину 0,8 м и был прорезан прямоугольными бойницами через каждые 3,5- 4,0 м. Реконструкция крепости в 1430 года заключалась в значительном утолщении стен и некоторых башен. Что дало крепости возможность противостоять осадной технике того времени, прежде всего, быстро развивающейся артиллерии. Прикладка и усиление стен, так же производилось с учетом наиболее опасных направлений. Там где приступ невозможен, стены остались почти в три раза тоньше, чем на напольной стороне. И, тем не менее, защищенная рекой западная стена, «растолстела» до 4,5 м, в результате чего образовалась широкая лестница для подъема на боевой ход стены.

Эта лестница произвела на меня глубокое впечатление, такое ощущение, что ступени рассчитаны на людей как минимум в полтора раза выше, чем нынешние. Для того чтобы подняться на боевой ход пришлось зело изрядно ноги задирать. Как по ним бегали облаченные в доспехи предки, остается только гадать.

Внутри крепости очень красиво и уютно. Имеется краеведческий музей, совсем не большой, но очень интересный. Сотрудники музея произвели очень приятное впечатление, и провели нам очень интересную экскурсию. Часть площади занимает небольшой садик, чистенький, со скамеечками. Очень интересна и Никольская церковь, закрытая в 1961 г., а теперь снова действующая, расписание служб висит на воротах у Никольской башни.

Стены, по большей части, восстановлены и доступны к осмотру, хотя вид со стен во многом портят густо разросшиеся по берегу Шелони кусты. Башни (по состоянию на 2010 г) пребывают в полуразрушенном состоянии — перекрытий и кровель нет, внутри стоят гнилые леса, так что лезть туда весьма не безопасно.

Обидно, но, не смотря на частичную реставрацию стен, государство и местные власти практически не обращают внимания на этот уникальный памятник до огнестрельной эпохи средневековой фортификации. Крепость возводилась в XII-XIV веках, и это единственное оборонительное сооружение с такой высокой степенью сохранности. Малая башня, например, дошла до нас практически в первозданном виде.

Уезжаем со смешанными чувствами, с одной стороны масса позитива при посещении музея и крепости, с другой « за державу обидно». А на фоне того, какие хоромы возводят для себя нынешние «слуги народа» – обидно вдвойне.

Хочется надеяться, что деньги на реставрацию найдутся, прежде чем бесценное наследие славы и доблести предков канет в небытие.

День неуклонно движется к концу, быстро доезжаем до Пскова и пытаемся найти место для ночевки. Не тут то было, лес вдоль дороги зело загажен, и судя, по часто встречающимся, сколоченным столикам и скамейкам, гадят сами же местные, приезжая сюда на пикники. Может тут у них мусорных мешков не достать? Ладно, лезем поглубже, благо машины позволяют. Завтра ранний подъем, и напряженный полный впечатлений день. Предстоит посетить Изборск, Печеры, и сам Псков.

Северные крепости I. По Псковской земле. (Часть2)

2010 г.